Статьи

“Вывести страну на устойчивые темпы экономического роста способны только политики”. Интервью члена Исполнительного Совета ЕЦБ

Германский еженедельник Wirtschaftswoche взял интервью у члена Исполнительного Совета ЕЦБ и вице-председателя Совета по Надзору Единого Надзорного Механизма Еврозоны госпожи Сабины Лаутеншлагер. Редакция портала TheQuote приводит его полный перевод на русский язык 

Госпожа Лаутеншлагер, Ваша роль в деятельности ЕЦБ уникальна: Вы не только принимаете участие в определении уровня процентных ставок, но и в качестве вице-председателя главного органа по надзору за банковским сектором Европы осуществляете мониторинг финансовых институтов. Вам удается избегать возникновения конфликта интересов между вашими задачами?

В отношении своих обязанностей я придерживаюсь крайне консервативных взглядов, так что я строго разделяю свои задачи, чтобы избежать конфликта интересов. Перед тем как произносить какую-либо речь, я пытаюсь внести ясность, говорю ли я в качестве члена надзорного ведомства или же в качестве представителя монетарных властей. Кроме того, как нам показал опыт прошлых кризисов, модель, в которой надзор за финансовым сектором и монетарная политика осуществляются в отдельности друг от друга не оказалась более успешной, чем модель с единым органом, ответственным за данные функции.

В каких вопросах Вы сталкиваетесь с конфликтом интересов?

Конфликт интересов может возникать в совершенно разных ситуациях, например, при решении вопросов о предоставлении экстренной помощи банкам, столкнувшимся с нехваткой ликвидности. С точки зрения надзорного органа, экстренная помощь банкам всегда рассматривается как положительный шаг, поскольку она дает банку время на решение своих проблем. Однако монетарные власти со своей стороны всегда должны иметь ввиду, для каких операций банку требуются средства и вообще платежеспособен ли он.

Вам не кажется, что совмещение двух подобных должностей в некотором роде ненормально?

Нет, я считаю, что мне удается разделять обязанности. Я всегда ориентируюсь на конечные цели, т.е. в случае с монетарной политикой – это стабильность в денежно-кредитной сфере, а в случае с надзором – это надежность банков. Все вопросы, лежащие между монетарной политикой и банковским надзором, проходят через мой кабинет. Я понимаю, что моя роль в некотором роде заключается в посредничестве между двумя сферами. Тем не менее, я считаю, что в долгосрочной перспективе необходимо разделение должностей.

Достаточно ли крепки европейские банки, чтобы предоставлять кредитование для бизнеса?

Большая часть Европейских банков имеет достаточно капитала и ликвидности, что позволяет им нарастить объемы кредитования. Но этого недостаточно. Если мы хотим увидеть устойчивый и стабильный рост количества выданных кредитов, банки должны убедиться в кредитоспособности своих клиентов и их хороших перспективах в будущем. Как правило, такая убежденность тесно связана с показателями экономического роста региона и страны, в которой располагается клиент. Но вывести страну на устойчивые темпы экономического роста способны только политики, в частности, путем проведения структурных реформ.

Как вы относитесь к требованию по увеличению собственного капитала банков до 30% от их активов, наподобие со многими нефинансовыми компаниями и корпорациями?

Я считаю, что структура активов банка должна быть адекватна и, более того, сами активы должны быть качественными. Но это имеет мало отношения к тому, о чем вы спросили. Я считаю данное требование слишком обременительным. Оно связано с подсчетом уровня собственного капитала банка, но не учитывает риски, с которыми банки сталкиваются. Инвесторы заинтересованы в высокой доходности вложений, и, к сожалению, они часто имеют только краткосрочное видение. Если доля собственного капитала банка будет слишком высока, у него будут большие стимулы вкладывать средства в обещающие высокую доходность, а, следовательно, и несущие высокий риск, проекты. Получается, приняв данное требование, мы с одной стороны увеличим возможность банков нести риск, но с другой – увеличим риски как таковые. В итоге, мы не добьемся желаемого результата.

Низкие процентные ставки заставляют банки заниматься еще более рискованными операциями. При нынешнем уровне процентных ставок, работает ли классическая бизнес-модель банков с приемом депозитов и выдачей кредитов?

Низкий уровень процентных ставок, безусловно, представляет собой проблему для банковского сектора. В особенности, под сильным конкурентным и ценовым давлением находится банковский сектор Германии. В среднесрочной и долгосрочной перспективе некоторые бизнес-модели могут оказаться несостоятельными.  

Как Вы справляетесь с данной проблемой?

Нельзя допустить, чтобы низкие процентные ставки заставили банки осуществлять слишком рискованные операции или проводить сокращения штатов в таких сферах как риск-менеджмент. На увеличение рисков связанных с финансовой состоятельностью банка мы отвечаем ужесточением требований по достаточности капитала или по переоценке активов в сторону снижения.  Более того, мы требуем от банков усилить внутренний контроль и улучшить систему управления рисками, например, путем найма соответствующих специалистов.

Но ведь банки сейчас наоборот озабочены сокращением персонала?

Для надзорного органа значение имеет не только возможность банка зарабатывать деньги, но и его способность адекватно оценивать сопутствующие риски. Бывали случаи, когда мы ставили банк перед выбором – либо сокращение числа трейдеров, либо дополнительный наем риск-менеджеров.

Вы удовлетворены требованием ЕЦБ по увеличению достаточности капитала для банков, проваливших стресс-тест осенью 2014 года?

В общем, да. По моему мнению, выявленная после проверки более чем 120 крупнейших банков Еврозоны потребность в дополнительном капитале оказалась не так высока. Успех стресс-теста заключался в том, что финансовые институты самостоятельно подготовились к нему, в том числе путем улучшения своего финансового положения на общую сумму порядка 200 млрд. евро. Данные шаги в значительной степени способствуют укреплению финансовой стабильности. Теперь нам необходимо обратить внимание на некоторые местные правила и нормы, не оказывающие позитивного влияния на качество капитала банков.

В течение последних недель ЕЦБ проводит выкуп государственных облигаций в больших количествах. Однако за это время экономика Еврозоны стабилизировалась и больше не нуждается в монетарных стимулах. Было ли решение о начале программы количественного смягчения ошибкой?

Европейская экономика действительно дает позитивные сигналы. Помимо снижения цен на нефть, в этом свою роль сыграли действия ЕЦБ. Чего стоят снижение ключевых процентных ставок и дополнительные вливания ликвидности в банковскую систему на благоприятных условиях. Для некоторых ситуаций необходимо больше терпения, в особенности, когда мы говорим о полномасштабном выкупе государственных облигаций. Такой шаг по моему мнению может быть лишь крайним средством, в основном из-за его побочных эффектов.

Тем не менее уровень потребительских цен в Еврозоне продолжает снижаться…

…что пока не означает дефляцию. Дефляция имеет место, когда население ожидает долгосрочного падения цен и корректирует свое поведение в соответствии с данными ожиданиями, т.е. откладывает покупки и готовится работать за меньшую зарплату. Тогда раскручивается спираль падения цен, спроса и заработных плат. В настоящее время мы не видим признаков такой ситуации. Текущее замедление роста цен связано в основном с падением стоимости энергоносителей. Более того, в проблемных странах Валютного союза произошла значительная корректировка цен и зарплат благодаря их попыткам улучшить показатели конкурентоспособности.

Программа выкупа активов была нацелена в том числе на стимулирование банковского кредитования. Как это может произойти в Еврозоне, где процентные ставки уже на рекордно низком уровне?

Цель программы, помимо прочего, состоит в повышении экономической целесообразности выдачи кредитов банками. Давление на доходность государственных облигаций вынуждает инвесторов вкладывать в более прибыльные и рискованные инструменты, а банки – высвобождать средства для увеличения объемов кредитования. Еще до начала программы количественного смягчения доходности европейских государственных облигаций находились на рекордно низком уровне. Как показывает опыт Соединенных Штатов, эффект от количественного смягчения лучше, когда первоначальные уровни доходностей соответствующих бумаг выше.

Каких эффектов Вы ожидаете в случае с ЕЦБ?

Учитывая низкий уровень процентных ставок в Еврозоне, у меня есть некоторые сомнения в реальности достижения целей программы в желаемых масштабах…

а министры финансов довольны, что теперь могут занимать по низким ставкам.

Это ключевой недостаток программы. Мы осознаем опасность низких процентных ставок для консолидации национальных государственных бюджетов и проведения необходимых структурных реформ. Мягкая денежно-кредитная политика может только дать импульс для увеличения темпов роста. Решающие меры должны быть приняты лицами, ответственными за экономическую политику.

Конкурентоспособность каждой отдельной страны должна укрепляться с помощью ответственной фискальной политики и структурных реформ

Оправдано ли также снижение процентных ставок по германским государственным облигациям до нуля?

По некоторым бумагам мы наблюдаем даже негативную доходность. У меня критический взгляд на то снижение процентных ставок по германскому государственному долгу, которое связано с программой выкупа активов ЕЦБ.

В Германии снижение процентных ставок угрожает перерасти в перегрев экономики.

Я бы не говорила о перегреве экономике в случае с Германией. Экономика Германии способна справиться с более высокими процентными ставками, чего нельзя сказать о других странах Еврозоны. Однако ЕЦБ проводит монетарную политику для всей Еврозоны, не для каждой страны в отдельности. Естественно, мы также наблюдаем за среднесрочной стабильностью уровня цен и инфляционными ожиданиями. В настоящее время среднесрочные и долгосрочные инфляционные ожидания значительно снизились, поэтому текущий низкий уровень процентных ставок определенно оправдан. Но нам необходимо помнить, что нельзя снизить процентную ставку без определенных побочных эффектов. Процентные ставки должны быть возвращены к своим нормальным значением как только это станет возможно.

Вы осознаете вред, который наносит политика низких процентных ставок держателем сбережений, банкам и страховым фирмам?

Я прекрасно знаю об этих проблемах. Длительный период низкой инфляции несет в себе риски для банков и страховых компаний. Низкие процентные ставки увеличивают вероятность вовлечения инвесторов в более рискованные проекты и инструменты. Легко может возникнуть перегрев экономики или образоваться ценовой пузырь в некоторых классах активов.

… в особенности, когда в одной разнородной экономической зоне установлена единая процентная ставка.

Чем разнороднее экономическая зона, тем сложнее осуществлять монетарную политику в нем устанавливая единую процентную ставку. Особенно это ощущается в тяжелых экономических условиях. Поэтому нам необходимо, чтобы члены Еврозоны проводили политику, которая бы обеспечивала устойчивые темпы экономического роста для всех. Конкурентоспособность каждой отдельной страны должна укрепляться с помощью ответственной фискальной политики и структурных реформ. И в тех местах, где мы будем наблюдать признаки перегрева, нам необходимо использовать точечные макро-пруденциальные инструменты…

…т.е. это надзор за всей финансовой системой с применением точечных мер регулирования.

Такой порядок надзора позволяет нам выявить системные риски и предпосылки к их возникновения в отдельных странах и на отдельных рынках и противостоять им.

Учитывая такой сложный набор задач в разных странах, не кажется ли Вам, что мы требуем слишком многого от ЕЦБ?

Нет, потому что ЕЦБ не в авангарде органов макро-пруденциального регулирования. В Европе этим занимаются множество учреждений во всех странах Еврозоны, которые обладают огромными объемами информации и значительными аналитическими ресурсами. Например, в Германии это Бундесбанк, Федеральное Агентство по Финансовому Надзору и Министерство финансов. Все они работают в Комитете по Финансовой Стабильности.

Есть ли пузырь на рынке недвижимости Германии?

В настоящее время рост цен на недвижимость наблюдается в крупных городах. В некоторых их них, безусловно, есть признаки пузырей. Однако наблюдаем ли мы такие же высокие темпы роста кредитования? Не похоже. Бундесбанк и мы со своей стороны продолжим внимательно следить за ситуацией.

 

Оригинал опубликован на официальном сайте ЕЦБ