Интересное

В чем нам помог разобраться Константин Сонин

Вчера профессор Высшей Школы Экономики Константин Сонин объявил о своем отъезде из России в США. Теперь он будет работать в Harris School of Public Policy Studies Университета Чикаго. До этого Сонин работал в РЭШ и занимал пост проректора ВШЭ с 2013 г. по 2014 г.

Константин Сонин является выпускником мехмата МГУ и магистратуры РЭШ. Имеет степень кандидата физико-математических наук. Его работы опубликованы в ведущих экономических журналах. По рейтингу RePEc, Сонин входит в 25% самых цитируемых российских экономистов, занимая в списке 4-ю позицию из 215. Одним из его основных научных интересов является политическая экономика. В этой области его можно по праву назвать лучшим политэкономистом России. Редакция TheQuote изучила некоторые научные работы Константина Сонина и рассказывает, почему они так важны и интересны.

Защита прав собственности – один из ключевых элементов построения успешной рыночной экономики. Она создает большие стимулы для предпринимателей к инвестированию, повышению производительности труда и внедрению инноваций. Однако, как показывает статья Сонина «Why the Rich May Favor Poor Protection of Property Rights», опубликованная в журнале Journal of Comparative Economics, даже предприниматели не всегда заинтересованы в надлежащем уровне защиты прав собственности, в особенности, если это крупные предприниматели.

Девяностые годы в России ознаменовались восхождением богатого класса со значительным политическим влиянием – олигархов. Эта небольшая группа людей контролировала различные сферы Российской экономики. Другая отличительная черта того времени – слабое государство, неспособное обеспечить защиту прав собственности. На интуитивном уровне можно предположить, что олигархи, будучи особо крупными собственниками, будут содействовать формированию институциональной среды, обеспечивающей защиту прав собственности.

Однако, как показал Сонин в своей статье, если олигархи обладают большим политическим влиянием и крупным капиталом, они могут обеспечить защиту своих прав собственности самостоятельно (например, с помощью частных силовых структур или коррупционных соглашений с властью) и при этом извлекать выгоду из слабой защиты прав собственности других экономических агентов. В итоге, в экономике будет сформировано долгосрочное равновесие со слабой защитой прав собственности и крупными капиталистами, инвестирующими значительные средства в обеспечение защиты своих прав собственности, поиск ренты и экспроприацию собственности своих менее защищенных конкурентов. Такая среда приводит к имущественному расслоению и низким темпам экономического развития – как раз то, что наблюдалось в России в девяностые годы.

Политическая экономика – это наука во многом о политиках и их стратегиях в политической борьбе, особенно если такая борьба происходит в недемократических режимах. В своей статье Coalition Formation in Non-Democracies, опубликованной в Review of Economic Studies, Константин Сонин и его соавторы, Дарон Асемоглу и Георгий Егоров, с помощью теории игр описывают, как формируются правящие коалиции в недемократических странах.

Политэкономисты разделили все общество на некоторое количество игроков, у каждого из которых есть некоторый заданный политический или военный «вес». Исходя из своих «весов», такие игроки формируют правящие коалиции, которые самостоятельно принимают решение о распределении экономических благ. Примечательно здесь то, что из-за отсутствия качественных формальных институтов, такие игроки и коалиции не могут заключать между собой соглашения, невыполнение которых может повлечь за собой серьезные санкции.

Такая ситуация приводит к тому, что после формирования одной правящей коалиции, в ней могут возникнуть подгруппы, чей политический вес позволяет им сместить своих прежних товарищей по коалиции и сформировать новую, более узкую правящую группу. В итоге, согласно модели Сонина и его коллег, у власти остается та коалиция, в которой ни одна из подгрупп не может сместить остальных ее участников.

Однако, как показывают политэкономисты, такая «равновесная» правящая коалиция, как правило, оказывается хрупкой. Если один из ее членов неожиданно покидает правящую группу, например, умирает, изменение баланса сил приводит к тому, что некоторая подгруппа прежней коалиции отстраняет от власти еще несколько ее членов.

Несмотря на абстракцию подобной модели, она довольно хорошо описывает закулисную борьбу в высших кругах Политбюро на заре СССР. В качестве одного из примеров, Сонин и его коллеги приводят самоубийство партийных деятелей Томского и Орджоникидзе в конце 30-х годов. После их выбывания из правящей коалиции, баланс сил изменился, и, в итоге, менее чем за год было расстреляно еще 11 членов или экс-членов Политбюро.

Другая интересная политэкономическая статья Сонина, Асемоглу и Егорова – A Political Theory of Populism – опубликована в Quarterly Journal of Economics. Популизмом авторы называют экономическую политику, пользующуюся поддержкой большей части населения, однако, в долгосрочной перспективе, наносящая ей же вред. Экономисты попытались понять источники этого явления. Сонин и коллеги пришли к тому, что в институционально слабых и коррумпированных странах политики крайне заинтересованы в том, чтобы доказать свою честность и независимость от богатых элит. Прилагая к этому большие усилия, даже политики, придерживающиеся центристских взглядов, уходят в левую сторону политического спектра и начинают проводить политику в защиту «простого народа». Более того, экономисты утверждают, что сдвиг политических сил влево тем селен, чем больше возможностей у богатых элит влиять на правящих политиков. Таким образом, утверждают ученые, популизм тесно связан со слабостью демократических институтов, которая позволяет богатым элитам оказывать влияние на принятие политических решений.

Национализация нефтяных компаний – крайне актуальная для России тема. Сонин вместе с Сергеем Гуриевым и Антоном Колотилиным изучили самые яркие случаи национализации нефтяных компаний в мире в период с 1960 г. по 2006 г. В своей работе Determinants of Nationalization in the Oil Sector: A Theory and Evidence from Panel Data они попробовали объяснить, почему правительства некоторых стран идут на национализацию нефтяной отрасли, даже если частные компании работают намного эффективнее государственных.

Прежде всего, изучив статистические данные, ученые пришли к выводу, что национализация происходит в период высоких цен на нефть. Этот вывод кажется достаточно очевидным – при высоких ценах на нефть активы добывающих компаний становятся крайне привлекательными, что повышает стимулы правительств к национализации.

Другой вопрос – почему несмотря на все издержки национализации (падение имиджа страны, рост издержек в менее эффективных госкомпаниях), правительства все-таки идут на нее, хотя на период высоких цен на нефть они могли бы ответить просто повышением налогов? Сонин и Гуриев дают следующий ответ: поскольку текущее правительство может самостоятельно устанавливать правила игры, и при этом оно не всегда заинтересовано в долгосрочных преимуществах от частного характера собственности нефтяных компаний, краткосрочные выгоды от национализации могут быть для него крайне привлекательными.

В итоге экономисты заключают – наиболее вероятное место национализации нефтяной отрасли – это страна богатая этим ресурсом и имеющая слабую институциональную среду (т.е. издержки национализации низки), а наиболее вероятное время – бычий нефтяной рынок. Россия первой половины нулевых снова яркий пример.

Перечисленные работы – только часть большого вклада, который внес Константин Сонин в развитие экономической науки. Здесь можно ознакомиться с полным списком его научных трудов.