Статьи

Греческий долговой кризис. Часть первая. Как все начиналось

Прошедшие в январе 2015 года парламентские выборы в стране Сократа и Пифагора вновь оживили дискуссии о возможном дефолте греческого правительства и выходе страны из валютного союза. Победа коалиции радикальных левых под уже известным на весь мир названием «Сириза» поставила под угрозу реализацию программы жесткой экономии и сокращения дефицита государственного бюджета. Сейчас правительство Греции ведет тяжелые переговоры со своими кредиторами. Камень преткновения – экономические реформы, проведения которых требуют МВФ и Евросоюз, и которым так отчаянно сопротивляется греческое население. Редакция портала TheQuote решила напомнить, как развивались события вокруг греческого долгового кризиса.

 Мировой финансово-экономический кризис 2008-2009 годов привел к резкому снижению деловой активности по всему миру. От лопнувшего пузыря ипотечных бумаг в США пострадали все крупные финансовые институты. Из финансового сектора кризис распространился на реальную экономику. По всей планете пронеслась волна банкротств и увольнений, вырос градус социальной напряженности и пострадали государственные финансы. Особо уязвимыми стали развитые страны Европы, чей финансовый сектор имеет очень тесные взаимосвязи с американским. В некоторых государствах также наблюдались пузыри на рынках недвижимости: в Ирландии, Испании и Великобритании. Потери понесли и страны развивающиеся, которые столкнулись с сильным оттоком капитала и снижением спроса на свои товары.

Греция как полноправный член Европейского союза и валютной зоны Евро также испытала на себе все издержки глобализации мировых финансовых рынков. Однако кризис значительно усугубил проблему, о которой греческое правительство старалось умалчивать. Столкнувшись с резким ухудшением внешних экономических условий, Греция начала испытывать трудности с обслуживанием государственного долга и финансированием дефицита бюджета. Как выяснилось позже, кризис лишь приблизил неминуемую участь греческого правительства, которую оно готовило себе на протяжении последних десяти лет, расточительно тратя заемные деньги.

В течение семи лет после начала нового тысячелетия греческая экономика была одной из самых быстрорастущих в Европе. Среднегодовые темпы роста ВВП составляли 4,2%. Во многом это происходило благодаря притоку иностранного капитала. Тем не менее на протяжении всего периода высоких темпов экономического роста государственный бюджет сводился с дефицитом. Популярная греческая газета Катемирини связывает эту ситуацию с социально-экономической моделью греческого общества, установившейся после 1974 года.

Конец «Режима полковников» дал дорогу левым идеям, заполнившим экономический и политический мейнстрим. С 1974 года греческое правительство на протяжении многих лет наращивало государственные расходы для финансирования дорогих военных программ, выплаты пенсий и различных социальных пособий и создания рабочих мест в государственном секторе, которые зачастую оказывались неэффективными.

К примеру, даже в 2012 году согласно статистическим данным Североатлантического альянса, Греция в по уровню военных расходов по отношению к ВВП, занимала второе место среди 27 стран-участниц блока после Соединенных Штатов.  С 1999 по 2007 год зарплаты в государственном секторе выросли на 50%. Данные статьи расходов оказывали сильное давление на государственные финансы. Первые несколько лет после падения правого правительства дефицит сохранялся на приемлемом уровне. Однако затем его уровень начал неуклонно расти.

Другой тяжелой проблемой для греческого правительства стали низкие доходы государственной казны. Каждый год они оказывались ниже ожидаемого уровня. Согласно данным той же газеты Катемирини, в 2012 году греческому правительству удалось получить менее половины от ожидаемых доходов. Коррупция и уклонение от уплаты налогов были повседневной реальностью жизни в Греции. Согласно оценкам агентства Bloomberg, уровень теневой экономики в 2012 году в стране достигал 24% ВВП.

Высокие государственные расходы с одной стороны и низкие доходы –с другой, привели к увеличению дефицита государственного бюджета, который греческое правительство финансировало за счет заимствований. Первый период значительного роста уровня государственного долга длился с 1980 по 1996 год. Несмотря на низкие темпы роста ВВП, высокую инфляцию и несколько этапов девальвации драхмы, правительству удавалось сохранять некоторый баланс, однако государственный долг по отношению к ВВП вырос с 21% до 95%. Ситуацию удалось несколько стабилизировать к концу 90-х годов, когда правительством были приняты меры по укреплению национальной валюты и снижению бюджетного дефицита с помощью урезания государственных расходов.

Тем не менее, на этом период роста долгового бремени не закончился. Вступление Греции в Еврозону в 2001 году открыло для желающих инвестировать в греческую экономику новые перспективы, в страну хлынул иностранный капитал. Стабильно высокие темпы роста ВВП помогали сдерживать увеличение уровня государственного долга до критических уровней – по оценкам МВФ для Греции это 120% ВВП. К тому же, поскольку Греция стала членом валютного союза, она получила широкий доступ к международным рынкам капитала. В тот период процентные ставки на финансовых площадках мира находились на низких уровнях, а Грецию благодаря ее членству в Еврозоне рассматривали как надежного заемщика. Обслуживание государственного долга стало обходиться дешевле и греческое правительство продолжило брать деньги в долг.

Несмотря на уже высокий уровень закредитованности, Греции удавалось вновь и вновь финансировать дефицит за счет заимствований. Во многом это было возможно благодаря манипуляциям с экономической статистикой. Начиная с 2004 года Европейское статистическое агентство несколько раз отправляло своих представителей в Грецию для принятия мер по улучшению качества данных по национальным счетам. В 2010 году Евростат представил доклад, в котором обвинил греческое правительство в фальсификации экономических данных. Чтобы соответствовать критериям валютного союза, Греция занижала реальный уровень дефицита бюджета и уровня государственного долга. В начале 2010 года газета New York Times опубликовала статью, в которой рассказывалось о сотнях миллионах долларов, заплаченных греческим правительством банку Goldman Sachs и другим финансовым учреждениям для осуществления транзакций, занижавших реальный уровень долговых проблем с помощью сложных операций с валютными деривативами.

Греция пыталась скрыть данные от Евросоюза, чтобы продолжать осуществлять заимствования и увеличивать государственные расходы. Уже после начала мирового экономического кризиса правительство под руководством Георгиоса Папандреу признало случаи манипуляции экономической статистикой в прошлом. Оно же в 2010 году произвело пересчет показателя дефицита бюджета за 2009 год, и его значение составило тревожную цифру в 12.7% ВВП вместо первоначальных 6-8%. Однако, когда дефицит был подсчитан с помощью методик Евростата, его окончательное значение составило 15.7% ВВП. Это был самый высокий показатель среди всех стран Еврозоны. После пересмотра всей экономической статистики за период с 2000 по 2010 год, выяснилось, что уже в начале десятилетия показатели дефицита бюджета и уровня государственного долга превысили так называемые критерии стабильности Европейского валютного союза в 3% и 60% ВВП соответственно.

Несмотря на то, что многие европейские банки, выступившие в качестве кредиторов, имели информацию о долговых проблемах Греции, они продолжали покупать греческие облигации, надеясь заработать благодаря более высоким процентным ставкам по греческому долгу и ожидая, что в случае возникновения каких-либо проблем, вмешается Евросоюз и бремя долгов ляжет на европейских налогоплательщиков.

Очевидно, история с утаиванием данных по государственному долгу и финансированию бюджетного дефицита с помощью новых и новых заимствований без каких-либо планов менять экономическую политику не могла длиться вечно. Рано или поздно, даже не смотря на попытки греческих властей скрыть информацию о долговых проблемах, рынок должен был понять, что страна в скором времени может прекратить исполнение своих обязательств. Однако кризис расставил все по своим местам. Он значительно приблизил участь греческого правительства и стал шоком для рынков капитала. Греция, как многие другие страны, столкнулась с рецессией и ростом процентных ставок. Как следствие, дефицит бюджета стал стремительно увеличиваться, а уровень государственного долга выходил из-под контроля властей. Старые кредиторы стали сомневаться в возможности Греции выполнять свои обязательства. На горизонте начала появляться перспектива дефолта греческого правительства, что почти со стопроцентной вероятностью означало бы выход страны из Еврозоны.